diderix

L'estaca Стены рухнут

Стены рухнут. История одной песни и ее пути от Каталонии до Архангельска

Жил да был интеллигентный каталонский мальчик по имени Люис. Люис Ляк  Lluís Llach, сын врача и учительницы. Или нет, даже не так.  

Жил да был пожилой каталонский парикмахер. Звали его Нарсис Лянза, а для своих - просто дед Сизет. Жил он в старинном каталонском городке Безалу. Так его называли каталонцы. Кастильцы и прочие чужаки название коверкали и говорили "Бесалу", что каталонцев немного раздражало. Нарсис Лянза человек был серьезный и во времена Второй Республики даже входил в местный горсовет, пока не пришли солдаты Франко и не разогнали все местное самоуправление в целях укрепления вертикали власти. Нарсис ушел из политики, тем более, что при Франко честному человеку делать в ней было нечего, и засел в своей парикмахерской. Иногда он навещал свою дочь, жившую неподалеку деревушке Вержес. Там-то он и подружился с соседским мальчиком Люисом. Люис и дед Сизет любили вместе рыбачить на речке Тер и часами говорили, что называется, за жизнь.  За разговорами дед Сизет рассказывал юному Люису массу интересного. Оказалось, Франко вовсе не осчастливил Каталонию стабильностю и процветанием, как рассказывали Люису в школе, а совсем наоборот, запретил изучать каталонский язык, зачем-то забирал мужчин в армию, а власть сосредоточил в руках бюрократической верхушки - в общем, доставлял людям кучу неприятностей и погрузил Испанию в гнилой застой. Дед Сизет был полон решимости бороться за свободу. Его рассказы произвели настолько яркое впечатление на Люиса, что тот, когда слегка подрос и начал писать песни, одну из них он посвятил деду Сизету.  

В песне дед Сизет настаивал на том, что старый гнилой кол, на который намотаны наши цепи, надо обязательно всеобщими усилиями вырвать из земли. А то - как кость в горле. Кол по-каталонски будет "L'estaca" л'естака, что звучит почти как "л'естат" - государство. Песня каталонцам, да и вообще всем испанцам страшно понравилась и она стала своего рода гимном борцов против диктатуры Франко.  

Это был 1968 год. Америка и Европа бурлили, а Испания - ни ухом, ни рылом. Люису Ляку и другим каталонским бардам запретили выступать. Ему пришлось эмигрировать во Францию. Лишь в 1975 году, после смерти Франко, Люис Ляк снова смог выступать на Родине. Вот запись одного из первых его тогдашних выступлений. Поет он здесь свою знаменитую Л'естаку - песню про деда Сисета и про то, что кол надо таки вырвать.   

https://www.youtube.com/watch?v=vNSKik-Tuv0

А в это время в Варшаве жил, да был интеллигентный польский мальчик по имени Яцек. Яцек Качмарский  Jacek Kaczmarski. Родители Яцека были художники. У их друга-режиссера Ежи Гофмана часто собиралась столичная богема, но родители Яцека были людьми скорее домашними и на тусовки ходили нечасто. Однажды Ежи Гофман все-таки упросил их прийти в гости и обязательно с сыном, пообещав их познакомить с каким-то русским артистом, который к тому же еще и поет. Русский дествительно пел, и как! Все слушали, затаив дыхание. Хриплый голос русского так запал в душу семнадцатилетнему Яцеку, что он решил тоже начать петь песни под гитару. Особенно ему запомнилась песня про волков: "Идет охота на волков, идет охотааа! На серых хищников, матерых и щенков...". Освоив гитару, Яцек решил первым делом перевести песню русского артиста на польский. Перевел довольно вольно, песня получилась в общем-то другая, но тоже хорошая. Хорошая настолько, что на фестивале студенческой песни в Кракове Яцеку вручили за неё приз.  

Яцек становился все более известным Его песни, подобно песням его русского кумира, переписывали с пленки на пленку и пели на кухнях под гитару. Для поляков они стали таким же глотком свободы, каким для нас были песни Высоцкого, а для испанцев - песни Люиса Ляка. Ляк оказался Кочмарскому не менее близок, чем Высоцкий. К самой известной песне Ляка - "Л'естакa" Качмарский тоже сочинил польский текст.   

https://www.youtube.com/watch?v=-YGS9vhmFS0

Когда в 1980 году в Польше набрало обороты демократическое движение с "Солидарностью" во главе, гимном движения стала именно эта песня. Если кто помнит, дело тогда кончилось тем, что Ярузельский ввел военное положение и, что называется, закрутил гайки. Качмарскому запретили выступать и он эмигрировал. Вернулся десять лет спустя, когда в СССР началась Перестройка, а в Польше - пал коммунистический режим.

С тех пор песня была переведена на многие языки и стала во всем мире символом борьбы за свободу и сопротивления диктатуре.  

На немецком https://www.youtube.com/watch?v=_Vc8tU2sbVU

Перевели ее и на белорусский язык Разбуры турмы муры поет Марина Васильева 

https://www.youtube.com/watch?v=XI-uIQLBEHM&fbclid=IwAR3xLFOXt5WmDmuTkHHz50a7wRjXFvET4EGLLLDF-QqVyGUXcJwexX_0cWI

Судя по всему, московский мальчик Кирилл тоже рос довольно интеллигентным. Папа - хоть и азартный игрок и герой других странных историй, но все-таки известный журналист. Кто мама - интернет молчит, ну да не важно. Да и сам Кирилл Медведев, о существовании которого я узнал буквально сегодня, как и о существовании предыдущих героев этого поста, судя по интернетным данным, человек прежде всего интеллектуальной деятельности: издатель, переводчик, певец, марксист. Tам скорее демократический вариант марксизма, так что если не политическая симпатия, то хоть какой-то общий знаменатель имеется. А спетая Кириллом Медведевым в автозаке песня Люиса Ляка и Яцека Качмаровского взорвала интернет. Думаю, будь мне лет семнадцать, меня бы это тоже на что-то музыкальное вдохновило. И если бы он пел эту песню не на моем языке, я бы её безусловно на него перевел.  

https://www.youtube.com/watch?v=I3X36Xqd9cw

Вариант от Группа Аркадий Коц   

https://www.youtube.com/watch?v=nrWYtPurOAQ

Песня понеслась над россией и вот ее запели и на протестах в Архангельском сопротивлении   

https://www.youtube.com/watch?v=k6HiK9Ql8rQ

Однажды дед говорил мне, Когда светало вдали, Мы с ним у дверей стояли, И телеги мимо ползли.  Видишь ли эти стены? За ними мы все живём, И если мы их не разрушим, То заживо здесь сгниём.  

ПРИПЕВ: Давай разрушим эту тюрьму! Здесь этих стен стоять не должно! Так пусть они рухнут, рухнут, рухнут! Обветшавшие давно. И если ты надавишь плечом, И если мы надавим вдвоём, То стены рухнут, рухнут, рухнут И свободно мы вздохнём!  

Руки мои в морщинах, С тех пор прошло много лет, А сил всё меньше и меньше, А стенам износу нет.  Я знаю, они гнилые, Но сложно их одолеть, Когда не хватает силы Я прошу тебя тебя спеть:  

ПРИПЕВ: Давай разрушим эту тюрьму! Здесь этих стен стоять не должно! Так пусть они рухнут, рухнут, рухнут! Обветшавшие давно. И если ты надавишь плечом, И если мы надавим вдвоём, То стены рухнут, рухнут, рухнут И свободно мы вздохнём!  

Деда давно не слышно, Злой ветер его унёс, Но мы с ним стоим всё там же, Под тот же грохот колёс,  И когда кто-то проходит мимо, Я стараюсь погромче петь, Ту песню, которую спел он, Прежде, чем умереть:  

ПРИПЕВ: Давай разрушим эту тюрьму! Здесь этих стен стоять не должно! Так пусть они рухнут, рухнут, рухнут! Обветшавшие давно. И если ты надавишь плечом, И если мы надавим вдвоём, То стены рухнут, рухнут, рухнут И свободно мы вздохнём!

 Подготовленно по материалам https://gruftie.livejournal.com/94630.html

L'estaca

L'avi Siset em parlava

de bon matí al portal

mentre el sol esperàvem

i els carros vèiem passar.

Siset, que no veus l'estaca

on estem tots lligats?

Si no podem desfer-nos-en

mai no podrem caminar!

Si estirem tots, ella caurà

i molt de temps no pot durar,

segur que tomba, tomba, tomba

ben corcada deu ser ja.

Si jo l'estiro fort per aquí

i tu l'estires fort per allà,

segur que tomba, tomba, tomba,

i ens podrem alliberar.

Però, Siset, fa molt temps ja,

les mans se'm van escorxant,

i quan la força se me'n va

ella és més ampla i més gran.

Ben cert sé que està podrida

però és que, Siset, pesa tant,

que a cops la força m'oblida.

Torna'm a dir el teu cant:

Si estirem tots, ella caurà

i molt de temps no pot durar,

segur que tomba, tomba, tomba

ben corcada deu ser ja.

Si jo l'estiro fort per aquí

i tu l'estires fort per allà,

segur que tomba, tomba, tomba,

i ens podrem alliberar.

L'avi Siset ja no diu res,

mal vent que se l'emportà,

ell qui sap cap a quin indret

i jo a sota el portal.

I mentre passen els nous vailets

estiro el coll per cantar

el darrer cant d'en Siset,

el darrer que em va ensenyar.

Si estirem tots, ella caurà

i molt de temps no pot durar,

segur que tomba, tomba, tomba

ben corcada deu ser ja.

Si jo l'estiro fort per aquí

i tu l'estires fort per allà,

segur que tomba, tomba, tomba,

i ens podrem alliberar.

Та сама пісня - українською мовою:


"РОЗВАЛИМО МИ СТІНУ ТЮРМИ"  

1. Колись на світанку ми з дідом були:

На ганку стояли ми з ним.  

І він тихенько мені говорив,  

А мимо вози повзли.  

Казав він мені:  

Чи не видно тобі  

Ці грати та стіни тюрми?  

Якщо не здолаємо вирватись з них -  

То волі не взнаємо ми!  

ПРИСПІВ:  

Розвалимо ми стіну тюрми!  

Стояти недовго цій стіні!  

Стіни тюрми зазнають краху,  

Бо стіни ці давно згнили!  

Якщо навалюся я сюди,  

І там так само зробиш ти -  

Стіни тюрми зазнають краху,  

І на свободу вийдем ми!  

2. Але минуло вже стільки часу -

А стіни і досі стоять!  

Вже шкіра злізає з плечей та з рук,  

І сил уже зовсім нема.  

Я знаю, що стіни ці прогнили,  

Та їх не здолати чомусь.  

Лиш не вистачає трішечки сил,  

Співай мені пісню свою:  

ПРИСПІВ:  

Розвалимо ми стіну тюрми!  

Стояти недовго цій стіні!  

Стіни тюрми зазнають краху,  

Бо стіни ці давно згнили!  

Якщо навалюся я сюди,  

І там так само зробиш ти -  

Стіни тюрми зазнають краху,  

І на свободу вийдем ми!  

3. Дід не говорить нічого мені:

Забрав його вітер біди,  

І тільки він сам знає куди.  

На ганку тепер я один.  

В той час, коли мимо ідуть хлопчаки -  

Щоразу звертаюсь до них,  

І дідову пісню співаю для них,  

Якої мене він навчив:  

ПРИСПІВ:  

Розвалимо ми стіну тюрми!  

Стояти недовго цій стіні!  

Стіни тюрми зазнають краху,  

Бо стіни ці давно згнили!  

Якщо навалюся я сюди,  

І там так само зробиш ти -  

Стіни тюрми зазнають краху,  

І на свободу вийдем ми!  

12:40, 23.04.2017 Братіслав Лібертус Пісняр (переклад з каталонської) http://www.proza.ru/avtor/libertuscarmina


На белоруском языке

Пераклаў з польскай Андрэй Хадановiч

Ëн быў натхнёны i малады,

Iх незьлiчона было.

Ён на плошчы вёў гарады

Зь песьняй, што блiзка сьвятло.

I запальвалi сьвечкi яму,

Плыў па-над плошчаю дым.

Ён сьпяваў: зруйнуем турму!

Яны сьпявалi за iм:

Разбуры турмы муры!

Прагнеш свабоды — то бяры!

Мур хутка рухне, рухне, рухне -

I пахавае сьвет стары!

Ведалi словы на памяць — i сьпеў

Несьлi па вулiцах так,

Што кроў кiпела i гнеў кiпеў,

I сэрцы стукалi ў такт.

Бiлi ў сто тысяч далоняў — i рытм

Ворагаў бiў напавал.

Iшлi на муры ва ўсiм сьвеце старым...

А ён усё граў i сьпяваў.

Разбуры турмы муры!

Прагнеш свабоды — то бяры!

Мур хутка рухне, рухне, рухне -

I пахавае сьвет стары!

Так паўстаў шматтысячны рух,

Воiнаў цэлая рать,

Можна помнiкi зносiць и брук

На камянi разьбiраць.

Кожны адчуў — прыйшоў яго час

Сiлы аддаць барацьбе:

Хто ня з намi — той супраць нас!..

...Сьпявак быў сам па сабе.

Глядзеў, як шчыльныя рады

Зь ягонай песьняю iдуць,

А песьня глухне, глухне, глухне...

А муры растуць, растуць...

Разбуры турмы муры!

Прагнеш свабоды — то бяры!

Мур хутка рухне, рухне, рухне -

I пахавае сьвет стары!

Разные исполнения

https://www.youtube.com/watch?v=a1Ozxr3EMD4

https://www.youtube.com/watch?v=Dy36xLkuDto

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.